20:47 

Название: Долгая игра
Автор: stardust-made
Переводчик: ***
Бета: ***
Пейринг: Шерлок/Джон
Рейтинг: NC-17
Саммари: Шерлок. Джон. Игра в покер поздно вечером. Тонны юста, который в итоге бескомпромиссно разрешается
Размер: около 4 тысяч слов
Разрешение на перевод получено
От исполнителя: Шерлок здесь не то, чтобы ревнующий, но определённо собственник; слэш, рейтинг и бамф!Джон присутсвуют в полной мере, так что, надеюсь, заказчик будет рад

***

- Я спросил, как насчёт игры в карты?

Джон поднимает на него взгляд из кресла, сидя в котором читает газету.

- Когда?

- Сейчас было бы отлично.

- Нет, я имею в виду, когда ты спросил?

- Пять минут назад.

- Я был здесь пять минут назад, и ты ничего не говорил.

- Возможно, десять минут назад.

- Нет. Снова здесь.

- Хорошо. Полчаса?

- Ты ведь просто выдумываешь?

- Да, - огрызается Шерлок с дивана. – Мне делать больше нечего с моим интеллектом, поэтому я лежу тут и «выдумываю».

После его слов повисает долгая пауза. Он украдкой бросает взгляд на Джона и понимает, что зря использовал воздушные кавычки.

- Джон?

- Хм-м?

- Джон!

- Да, Шерлок? – Джон опускает газету.

- Как насчёт игры в карты? – спрашивает Шерлок.

- Я не собираюсь затевать с тобой никаких игр, карточных или других, пока ты в таком настроении.

- У меня нормальное настроение, Джон. Я не подросток.

- Ты уверен?

Ладно. Шерлок поднимается с дивана и молча встаёт рядом с креслом Джона так, что если тот повернёт голову, то уткнётся в облегающие тёмные брюки. Джон поворачивает голову и слегка отшатывается; он переводит взгляд на лицо Шерлока, затем вздыхает и складывает газету.

- Ты не оставишь меня в покое, да?

Шерлок быстро мотает головой, бессознательно прижимаясь ногами ещё плотнее к его креслу.

- Ну, хорошо, - говорит Джон. – Что ты задумал? У тебя хотя бы есть карты?

Лицо Шерлока светлеет, и он гордо направляется в сторону своей спальни.

- Конечно, есть, - откликается он. - Это занятно. Ты знал, что в покере больше двух с половиной миллионов различных комбинаций? Раньше я развлекал себя, составляя их.

Шерлок возвращается с колодой карт как раз вовремя, чтобы увидеть насмешливое выражение лица Джона.

- Покер? С кем ты играл в покер?

Взволнованный взгляд Шерлока становится смущённым.

- С людьми.

Джон подозрительно на него смотрит.

- Какими людьми?

Губы Шерлока подрагивают, вытягиваясь в трубочку, пока он подбирает слова. Нет, иначе это не скажешь.

- Эм... в основном с собой.

- Ты играл с самим собой, - это звучит как утверждение, ждущее подтверждения.

Ответ Шерлока выходит оборонительным.

- Обычно никого не было рядом. Когда я хотел играть, я имею в виду! Ты же знаешь, какой у меня режим.

У Джона такой вид, словно его сердце сжимается в груди в маленький тёплый комок.

- Я делал так... прежде. Но больше нет, - поспешно добавляет Шерлок.

Джон продолжает молча смотреть на него.

Шерлок предпринимает ещё одну попытку.

- Я играл как-то с Лестрейдом, - это кажется хорошим ответом.

Но вместо того, чтобы вернуться к обычному, выражение лица Джона становится таким, будто он только что увидел, как его любимого щенка бросили через комнату. Шерлок хмурит на это брови, но в этот момент Джон, наконец, встаёт.

- Хорошо. Во что ты хочешь сыграть?

Вздох Шерлока как бы подчёркивает, что играть в карты с самим собой может быть даже лучшим вариантом, если альтернатива - это играть с идиотами.

- Покер. Очевидно.

Улыбка Джона становится до неприличия широкой.

- Ты хочешь сыграть в покер со мной.

- Ты весь вечер собираешься глупить?

- Пока ты будешь вести себя высокомерно.

Шерлок кидает на него надменный взгляд. Джон игнорирует его и сияет одной из своих редких улыбок во все зубы, но в его глазах поблескивает опасность.

- Ты не хочешь играть со мной в покер, Шерлок.

- Я уверен, что выразил сейчас именно это желание, Джон.

- Теперь уже ты глупишь.

- А ты ведёшь себя высокомерно.

Они стоят близко друг другу, столкнувшись взглядами.

- Почему бы мне не хотеть играть в покер с тобой, Джон? – мягко спрашивает Шерлок.

Джон выдерживает идеальную по длительности паузу, не слишком долгую, но и не слишком короткую, это так в его духе, прежде чем Шерлок слышит ответ.

- Потому что я очень хорош.

Шерлок не упускает сдержанную самоуверенность и отсутствие выразительного языка тела. О, этот человек понятия не имеет, насколько он на самом деле хорош! На секунду что-то вздрагивает в животе Шерлока. Он задаётся вопросом, вызов ли это, хотя он чувствовал это рядом с Джоном и раньше, когда вызова и в помине не было. Шерлок вдруг понимает, что ему уже совсем не скучно, а ведь они ещё даже не перетасовали карты. Он улыбается Джону кривой улыбкой.

- Отлично. Я тоже.

***

Три часа спустя они сидят на своих обычных местах по разные стороны стола в гостиной, монеты, купюры и карты занимают большую часть пространства между ними. Напряжение занимает оставшееся.

Шерлок смотрит на свои карты, затем на лицо Джона. Он наклоняется ближе, как будто его глаза пытаются просканировать мозг противника. Губы Джона кривятся в ухмылке.

- Я уже говорил: ты не можешь прочитать мою комбинацию по лицу. Ты не очень хорошо понимаешь людей, Шерлок, когда в деле не замешано преступление.

Джон кидает взгляд на стопку денег, которую он успел скопить и добавляет: - Если, конечно, мы не считаем это ограблением средь бела дня.

Шерлок подавляет желание схватить Джона за рубашку и просто... ох, встряхнуть его.

- Ещё не все мои наличные кончились, - отмечает он.

- Скоро это изменится, - Джон продолжает улыбаться, но его голос глубже, чем обычно. – Это обещание.

Шерлок ещё несколько секунд молча изучает лицо Джона. В комнате горит только настольная лампа, рассеивая свет под причудливыми углами. Он видит двухдневную щетину Джона. Он чувствует, как глаза Джона тоже путешествуют по его лицу; но потом они переходят к его шее и задерживаются там. Вероятно, Джон проверяет его кадык на признаки нервозности – классическая уловка. Да, должно быть. Вопреки себе, Шерлок сглатывает. Он рад, что это, по крайней мере, не из-за его комбинации. Это хорошая комбинация!

Он резко бросает свои карты и пересчитывает деньги; затем одним гладким жестом пододвигает большую часть из них к ставкам посередине и говорит:

- Открывайся.

Джон откидывается назад, его глаза скрываются в полутьме.

- Хорошо. Но сначала откроешься ты.

Они пристально смотрят друг на друга; Шерлок первым опускает глаза к своим картам. Он переворачивает их на столе лицевой стороной вверх.

Три карты одного достоинства1. Это должно быть очень неплохо.

Джон фыркает и поджимает губы. Затем, когда он опускает свои карты, он прочищает горло и произносит:

- Вот и славно. Думаю, самое время отправиться в постель.

У него стрит2.

Шерлок закрывает глаза. В очевидном разочаровании он немного выдвигает нижнюю челюсть вперёд, зная, что тем самым демонстрирует свою обиду более явно, но не останавливает себя. Молчание Джона становится особенно ощутимым в отсутствии картинки. Шерлок распахивает глаза. Джон ещё не забрал свой выигрыш, и смотрит на Шерлока с бесстрастным выражением лица. Только его глаза кажутся немного жадными. Шерлок задумывается, заметил ли Джон в течение вечера такое же выражение в его глазах. По спине проходит дрожь.

- Ещё, - говорит Шерлок, идеально выждав момент.

Джон поднимает бровь – ещё один нетипичный жест. Это был такой увлекательный вечер. Который, если Шерлок хоть что-то понимает в ставках, ещё не окончен.

Поднятая бровь сопровождается предсказуемым комментарием. Чего, однако, не скажешь о тоне. Он напористый – даже приказывающий. Мягкий тембр Джона в основе, но с новой, захватывающей твёрдостью.

- У тебя ничего не осталось, Шерлок. Я поимел тебя.

Его желудок делает сальто, но Шерлок быстро берёт себя в руки.

- И всё же. Последняя игра.

- Хорошо, допустим, мы сыграем. Допустим, я отдам назад твои деньги, и мы поставим их на кон. Если ты выигрываешь, ты забираешься все деньги. Если я выиграю – ничего не изменится. Я их уже выиграл. - Джон делает паузу, затем подчёркнуто спрашивает: - Какой для меня в этом смысл?

Шерлок сцепляет ладони и прижимает их ко рту. Он медленно проводит губами вдоль длинных пальцев. Его взгляд не отрывается от Джона, как и взгляд Джона от него. Когда Шерлок, наконец, говорит, влажное дыхание ласкает его собственные пальцы.

- Я уверен, есть кое-что, что я могу предложить.

Ноздри Джона чуть раздуваются, и это единственная реакция, что отражается на его лице – о, Джон не лгал, когда говорил, что хорош, - в остальном он остаётся невозмутим. Тишину заполняет тихое гудение холодильника и больше ничего. Сейчас уже заполночь. Шерлок пользуется моментом, чтобы расстегнуть рукава своей тёмно-зелёной рубашки, его пальцы касаются пуговиц, ловко проталкивая их через отверстия на тугих манжетах и задевая кожу на запястьях. Он засучивает ткань вверх, уже не так деликатно – одна, две, затем три складки – и закатанные чуть ниже локтей рукава обнажают его предплечья и кисти рук.

Его глаза возвращаются к Джону, который не проронил ни слова. Один взгляд на него говорит Шерлоку, что игра началась.

- Давай.

Шерлок слегка улыбается уголком рта, оценив очевидную игру слов. Он начинает раздавать карты.

***

Это долгая игра. То есть это было долгой чередой партий, так или иначе, но заключительный этап по-настоящему затяжной, томный и доставляющий удовольствие. Оба не торопятся вытягивать свои карты. Джон, в частности, раздумывает целую вечность, ёрзая в кресле, грубо ероша волосы: всё, чтобы сбить Шерлока с толку. Наконец, он прижимает один палец к губам, обозначая число, и командует: «Дай мне». Шерлок накрывает одну карту ладонью и, скользя, перемещает её к руке Джона; кончик его среднего пальца задевает Джона, прежде чем он убирает руку.

Неожиданно Джон шумно выдыхает, и принимается расстёгивать рубашку непослушными пальцами. Он снимает её, небрежно бросает в сторону и тянется, в то время как простая белая футболка плотно облегает его грудь, ослепляя Шерлока на секунду. Обнажённые руки Джона, опирающиеся о стол, выглядят сильными. Шерлок обращает внимание на волосы, покрывающие их, они кажутся мягкими в этом свете, по контрасту с твёрдыми мускулами под ними.

Они избегают смотреть друг на друга. Джон бегло облизывает губы.

Шерлок никогда не думал, что покер может быть столь напряжённой игрой. Он задумывается, не стоит ли ему попробовать поиграть с другими людьми? И Джону, конечно, тоже придётся участвовать. Он такой хороший игрок, что Шерлок не хотел бы вести игру за столом без него.

Проходят минуты, наполненные только шорохом денег и звуками называемых цифр.

В Джоне можно заметить едва видимые признаки самодовольства, он явно считает, что выиграл это... что бы это ни было. Шерлок кладёт на стол свои карты рубашкой вверх и с наслаждением потягивается, затем встряхивает головой, отчего его кудри укладываются в полном беспорядке. Он разминает шею и плечо, сжимая его раз-другой.

- Плечи затекли? – спрашивает Джон намеренно нейтральным тоном.

- Немного.

- Тебе уже давно следовало бы сдаться и пойти спать.

- Зачем, если я могу выиграть?

- Ответ, как ты бы сказал, очевиден. Научись проигрывать, Шерлок.

- В этом нет смысла, так как со мной это случается очень редко.

- Если ты и в дальнейшем хочешь играть со мной в покер...

- С удовольствием.

- То ты будешь проигрывать чаще.

- Или ты.

- Серьёзно, Шерлок? Это всё, что у тебя есть? – Джон улыбается ему снисходительно, уверенный в своём превосходстве.

Шерлок хотел бы наброситься и стереть эту улыбку с его губ.

Джон вдруг наклоняется вперёд.

- Хорошо. Я должен был выразиться точнее и избавить тебя от унижения. Я не просто хорош в этом. Я играл в покер с 15 лет. Меня научил мой дядя, который был профи. Я играл, когда учился в меде. Потом я играл в армии. В армии, Шерлок. Долгие и долгие часы ожидания в пустыне с одной только колодой карт. Единственное, что помешало мне зарабатывать на этом - мои моральные принципы.

- Ох, скука, - Шерлок закатывает глаза.

Джон щурит свои.

- Ты бы не соскучился, если...

- Если? – Шерлок поднимает брови, когда становится очевидно, Джон не собирается заканчивать предложение.

Джон делает глубокий вдох и вот он: этот серьёзный, закрытый, независимый человек, который очаровывает Шерлока снова и снова. И сейчас он заставляет кровь бурлить у него в жилах.

- Если бы у меня не было моих «скучных» принципов, я бы сыграл с тобой ещё много месяцев назад и избавил себя от нужды платить за квартиру. Ты должен быть благодарен.

- О, в самом деле? – в тоне Шерлока идеально рассчитана доза издевки. Как по команде Джон на краткое мгновение поджимает губы, но затем его лицо снова расслабляется, обнажая зубы в улыбке. У него такая невинная, милая улыбка... В какой-то момент Шерлок забывается и не думает об игре. Голос Джона затопляет его: медовый, но с отравляющим привкусом.

- Может, давай покончим с этим? Победитель здесь… - он указывает не на стол, но между ними двумя – и снова оставляет фразу незаконченной. Этого и не требуется. Как и объяснять сейчас что-то. Они наблюдают друг за другом с испепеляющей решимостью.

- В этот раз ты первый, - говорит Шерлок.

Джон заставляет его ждать; он просто сидит и долгую минуту спокойно рассматривает Шерлока. В животе Шерлока сворачивается неопределённость. Чёрт бы его побрал, когда он вдруг превратился в такого игрока? Джон Уотсон, сюрпризы на каждом углу. Насмешливый, стойкий, непостижимый. Шерлок чувствует, как в нём растёт желание зарычать.

Джон открывает свои карты. У него фулл хаус3. У него фулл хаус, и он сияет, злорадствуя вдобавок. Ох, чёрт бы его побрал...

Но он вот-вот будет раскрыт! У Шерлока каре4. И он только что понял, что дело ни на минуту не было в покере.

Он поднимается, полный адреналина. Следом Джон, с недоверием глядя на карты. Шерлок пожирает победу с его лица, сузив глаза и по-кошачьи ими поблескивая. Его добыча ошеломлена, но, наконец, Джон поднимает глаза и встречает взгляд Шерлока. То, что он видит, заставляет его вздрогнуть. Он пытается подавить это, но поздно; в мгновение ока Шерлок огибает стол и он так близко, что может почувствовать предательскую дрожь, исходящую от тела Джона. Он наклоняется ближе к его уху и хрипло выдыхает слова:

- Видишь ли, Джон, у меня тоже была кое-какая практика. Раньше я играл с Майкрофтом, многие годы. Я могу сказать твои карты до последнего валета треф. Потому что я, может, и не очень хорошо понимаю людей, но я исключительно хорошо понимаю тебя.

Джон находит слова, чтобы оформить своё растущее подозрение.

- Ты вёл... Ты вёл долгую игру!

- О, дольше, чем я рассчитывал.

Шерлок запускает пальцы в волосы на затылке Джона и склоняется над ним, его зубы, и язык и рот горят от сдерживаемого нетерпения. Он посасывает кожу на его шее, скользит вдоль челюсти и, наконец, добирается до рта Джона, приоткрытого от удивления, но – Шерлок слышит стон – тоже от возбуждения? Определённо! Из лёгких Шерлока словно выбили воздух, и он тонет в ощущениях, немедля лаская и пробуя язык Джона своим, утоляя, потому что он ждал так долго, слишком долго, всю эту ночь, и даже не знал этого. Великолепный, распаляющий Джон с взлохмаченными волосами и сводящей с ума уверенностью; дни, недели и месяцы...

Шерлок мурлычет и толкает Джона на стол, накрывая его тело своим. Они яростно целуются, в то время как их руки странствуют поверх одежды, сжимая и хватая; Джон выгибает шею, когда бедро Шерлока толкается между ног, соприкасаясь с его эрекцией с убийственной точностью. То, что у Джона мощный стояк, не удивляет Шерлока; удивляет его то, что Джон всё ещё пытается, пыхтя, задать вопрос:

- Что... Что ты делаешь?

Шерлок посасывает мочку его уха, затем приподнимается, чтобы взглянуть на Джона, распростёртого под ним в обрамлении коллекции монет и красочных купюр. Он опускает глаза к промежности Джона, и его голос звучит как низкое урчание:

- Беру то, что принадлежит мне.

Шерлок не даёт Джону ответить на это; он ныряет туда, где уже побывали его глаза, вытаскивает футболку Джона из джинсов и зарывается лицом в его мягкие волосы внизу живота, прижимаясь и потираясь носом. Джон раздвигает ноги и хватается за плечи Шерлока. Шерлок кусает его с той стороны живота, где кожа безволосая и гладкая, затем кусает опять, посасывая кожу. Джон ахает, вскидывая бёдрами. Шерлок расстёгивает молнию на его джинсах, тыльной стороной ладони нетерпеливо поглаживая тяжесть под ними. Он спускает их до щиколоток Джона, а затем, наконец, накрывает ладонью его член и плотно обхватывает его, позволяя заполнить свою руку так же, как запах возбуждения Джона уже заполнил голову Шерлока, вызывая лёгкое головокружение. С жадностью, он едва удерживается, чтобы не сжать член Джона слишком сильно, и вместо этого начинает поглаживать его тяжёлой ладонью. Джон только толкается бёдрами в воздух, а его дыхание сбивается в хныканье: ох, Шер... о боже, о боже...

Шерлок будто одержим. На самом деле он хочет растянуть удовольствие – тихий голосок в голове пытается заставить его притормозить и оценить это, оценить момент и человека перед ним. Но именно из-за него Шерлок не может остановить себя или замедлиться; всё, что он хочет это брать, подчинять, иметь Джона. Его член сам собой ищет трения: он пульсирует, упираясь в колено Джона, и сквозь затуманенный взгляд Шерлок замечает влажное и липкое пятно, которое он оставляет там на волосках. Это зрелище подталкивает его и в следующий раз, когда Джон приподнимает бёдра, Шерлок стягивает с него боксеры. Член Джона стоит прямо. Налитый, багровый и блестящий он оказывается во рту Шерлока меньше чем за секунду. Он закрывает глаза и вбирает его почти целиком. Язык Шерлока скользит вдоль ствола и движется вокруг, словно бесстыдный танцор у шеста. Он слышит задыхающиеся мольбы Джона: Господи, Господи Иисусе, Шерлок, пожалуйста, о боже, да, Шерлок… Шерлок сосёт ритмично, помогая себе руками: одной он сжимает бедро Джона, отводя его ногу всё шире, другой придерживает член Джона у основания, учащая поглаживания и встречаясь пальцами со своими губами. Шерлок непристойно причмокивает, чувствуя, как от удовольствия его рот наполняется слюной.

Он открывает глаза и видит, как Джон мотает головой слева направо и снова налево, лицо у него раскрасневшееся. Дрожащими руками он цепляется за волосы Шерлока, его шею и плечи. Лучи света падают Джону на лоб, тускло освещая его лицо, и Шерлок в изумлении смотрит на его ресницы: тёмно-русые, такие длинные и густые. Они вздрагивают, открываясь – как раз в тот момент, когда Джон поднимает голову, чтобы посмотреть на него. То, что он видит, вызывает у него стон, и мышцы его бёдер становятся невероятно напряжёнными. Шерлок выпускает его член изо рта и наваливается на него, целуя глубоко, толкаясь языком в его рот. Он соединяет их тела воедино, заставляя обоих задыхаться, а затем отстраняется, чтобы быстро снять с себя брюки и бельё. Его переполняет желание, и он снова ложится на Джона, сбрасывая локтями монеты со стола, которые летят на пол с металлическим звоном.

Шерлок прижимается к Джону всем телом, захватывая пальцами пряди мягких волос. Он дрожит и смотрит на Джона, не зная, с чего начать. Джон под ним выгибается и разводит ноги, пытаясь расположить Шерлока между ними, всё время издавая короткие стонущие звуки. Шерлок зажимает руки Джона у него над головой и в исступлении начинает целовать и посасывать везде. Он трётся членом о живот Джона, и Джон поднимает ноги, ищет опоры на столе и разводит их ещё шире. Шерлок инстинктивно направляет своё тело, спускаясь ртом всё ниже, целуя и покусывая шею и ключицы Джона, пока его член не соскальзывает, соприкасаясь с холодной деревянной поверхностью стола. Он открывает глаза и замирает на секунду; ноги Джона тесно обхватывают его вокруг талии в отчаянном желании близости.

Шерлок порывисто высвобождается и, пошатываясь, направляется к кухонному столу. Он поднимает крышку масленки и погружает дрожащие пальцы в мягкую субстанцию. Потом возвращается, располагаясь между ног Джона, и по-собственнически над ним нависает, опираясь одной рукой о стол; другой рукой он скользит меж ягодиц Джона, ища вход. Джон ни разу не моргнул с того самого момента, как крышка от масленки стукнула по столу. Шерлок встречает взгляд Джона и смотрит на него, пока его ловкие пальцы проникают внутрь. О-ох, протяжно стонет Шерлок, его веки опускаются, а рот приоткрывается от вожделения. Жар и теснота охватывают его палец, и Шерлок втягивает воздух сквозь сжатые зубы, пока его глаза смакуют беспечное выражение лица Джона. Он входит в него двумя пальцами, больно прикусывая губу, и Джон напрягается, но затем насаживается на них, толкаясь бёдрами вверх. Шерлоку этот жест кажется невыносимо эротичным. Он умудряется сделать ещё пару движений пальцами, после чего размазывает остатки растаявшего масла по своему члену и входит в Джона, издав отчаянный всхлип.

Джон снова выгибается, широко открыв рот, и расслабляется вокруг Шерлока, позволяя ему войти до конца. Одной рукой Шерлок опирается на стол около лица Джона, а другой обхватывает его ногу и закидывает себе на плечо.

Всё происходит быстро и грубо. Шерлок трахает Джона, а в это время стол пошатывается под ними, и оба они стонут в такт толчкам. Рука Джона порхает по собственному члену, его глаза то закатываются, то пляшут по лицу безумного человека, нависающего над ним. Шерлок толкается всё глубже и глубже, его взгляд замирает на лице Джона и наполняется высшим возбуждением и чем-то близким к шоку.

Он смотрит, как напрягается шея Джона, когда он запрокидывает голову назад, он снова видит его широко открытый рот и слышит в стоне Джона своё имя. Шерлок чувствует, как Джон сжимается вокруг его члена, и опускает подбородок к груди, чтобы посмотреть, как тот беспорядочно изливается себе на живот – и он кончает, кончает внутрь Джона, и это так мучительно, так хорошо, что Шерлок задыхается.

Наконец, он перестаёт содрогаться и даже ухитряется осторожно выйти из Джона, а затем падает на него мёртвым грузом. Он остаётся лежать так, пока его лёгкие самоотверженно пытаются поддерживать свою работу, а голова кружится, совершенно пустая и одновременно наполненная до краёв. Он чувствует запах Джона и секса. Постепенно он начинает ощущать липкую влажность под своим телом. Он идентифицирует звук, раздающийся около уха, как повторяющееся покашливание, и чувствует, как Джон легонько тыкает в него пальцем.

- Может, слезешь?

Шерлок поднимает голову, вглядываясь в лицо Джона. Он с грустью осознаёт, что собственное выражение лица у него сейчас, наверное, как у ошеломленной черепахи, поэтому проглатывает свой комментарий и просто кивает головой.

- Ты глазеешь, - говорит Джон, дыша всё ещё неравномерно.

Шерлок моргает.

- И ты по-прежнему придавливаешь меня, - добавляет Джон.

С большим усилием Шерлок поднимается и плюхается на спину рядом с Джоном. Его пальцы шарят по столу и, найдя пальцы Джона, замирают рядом с ними.

Ещё с минуту они восстанавливают дыхание, пока мозг Шерлока не начинает думать в весьма специфическом направлении.

- Джон?

- Хм-м?

- Ты знаешь, как я выиграл…

- Шерлок, тебе обязательно…

Шерлок берёт пальцы Джона в свои.

- Тихо. Я выиграл. Но предпочёл взять свой выигрыш в… другой форме.

Джон поворачивается к Шерлоку.

- Я слушаю.

- Ну, у нас остались деньги, но так как технически они не мои и не твои, то нам придётся найти способ как-то разрешить это.

Джон медленно кивает.

- Ещё одна игра.

- Завтра вечером. То же время, то же место.

Джон, морщась, приподнимается на локте, но затем на его губах появляется хищная улыбка, когда он наклоняется к Шерлоку.

- Хорошо. Я узнал сегодня пару вещей о твоей тактике. Завтра я буду тем, кто возьмёт своё.


________

Примечания:
1. Комбинация «Тройка», составляющаяся из трех карт одного достоинства и двух других карт; уступает по силе комбинации «Стрит», которая у Джона
2. Стрит – комбинация из карт разной масти, достоинства которых идут по порядку - пример
3. Фулл хаус - комбинация, состоящая из трех карт одного достоинства и двух карт другого достоинства - пример; уступает по силе только каре и стрит-флешу
4. Каре – комбинация из четырех карт одинакового достоинства и одной произвольной карты - пример

URL записи

URL
   

olya-575

главная