21.03.2012 в 14:16
Пишет Маза Фака:

Название: недосказка;
Автор: Маза Фака;
Фендом: Merlin BBC;
Персонажи: Артур/Мерлин и остальные;
Рейтинг: PG;
Жанр: труп романтики, легкое АУ, легкий слэш;
От автора: никогда раньше не писал по этому фендому, поэтому возможен оос *_* никакой смысловой нагрузки не несет, всем спасибо за внимание х) а еще автор посмотрел всего полтора сезона, так что любые совпадения - случайность :/

Все было как в замедленной съемке: секунды отмерялись бешеным стуком сердца, грудь словно разрывало, а глотку жгло. Мэрлин никогда не был сильным или выносливым, но сейчас он несся через огромную залу, не смотря на всю боль, усталость и измотанность, и все равно не успел. Аарин, ведьма, околдовавшая принца, успевает отравить его поцелуем, и Артур падает на землю замертво. Женщина победно смеется и исчезает в дымке, а Мерлин… Мерлин ничего уже не может сделать, падает на колени рядом и пытается привести в чувства своего друга, который так и не открывает глаз.

Мерлин винил во всем себя. Он должен был догадаться, что что-то не так, но упорно не желал этого замечать, потому что Артур… он вел себя упертый баран и напыщенный сноб. В общем, как обычно. Когда к ним в Камелот приехала известная особа, очень красивая, очень… милая. И, конечно же, эта ослиная задница, которая каким-то чудом в будущем должна была стать великим королем, вела себя просто отвратительно. Артур всячески красовался, хвастался и вел себя словно павлин, да еще и нарочно отвешивал своему «слуге» побольше унизительных словечек и заданий, демонстрируя свою «непомерную власть», а в довершение заставил надеть совершенно нелепый костюм с перьями, чтобы позабавить гостью. А Мерлин, столько раз спасавший его от смерти, просто не выдержал и чистосердечно обиделся, стараясь как можно больше испортить им времяпрепровождение – то блюдо с куском жирной курицы уронит на платье «леди», то на пятку Артуру наступит, заставив того упасть ничком аккурат в лошадиное… ну вы поняли. То на небрежное «Мерлин, иди, вылови всех крыс в моей комнате» ответит лаконичным «сэр, все крысы уже давно разбежались от аромата ваших носков». Он, конечно, за это получал в три раза больше, даже в темнице пару раз сидел, но считал, что оно того стоило.
А теперь все казалось таким нелепым и глупым. «Леди» оказалась вовсе не леди, а колдуньей, желавшей сыну Утера смерти, и Мерлина не оказалось рядом в нужный момент, чтобы защитить его, а ведь это самое важное, что было в его жизни – его судьба, его предназначение. Да ему практически весь мир трындел об этом без умолку!

Артура принесли в его покои и уложили на кровать. Король был безутешным - Гаюс утверждал, что лекарства от такого колдовства нет, и поможет здесь только чудо. Но если состояние юного принца через три дня никак не изменится, то он умрет. Конечно же… конечно Гаюс знал, что действие практически любой магии можно отменить другой магией, но действовать нужно было осторожно, чтобы никто об этом не узнал. Артур был отравлен поцелуем и, как гласила древняя книга, он же должен и спасти его. Это лишь забытая легенда, миф, но в такой тяжелый момент они готовы были цепляться за любую возможность. Обязательным условием было то, что поцелуй должен был быть подпитан настоящими искренними чувствами, и самое сильное из них - любовь.
Ни от Гаюса, ни от Мерлина не укрылось то, что Гвиневра была влюблена в Артура, всегда была ему предана и готова была рискнуть ради него жизнью, к тому же, кажется Артур питал к ней ответные чувства. Поэтому они и обратились к ней с такой неожиданной просьбой. Естественно, она согласилась, не смотря на то, что если все раскроется, Утер обязательно прикажет ее казнить. Но когда служанка его поцеловала, не изменилось ровным счетом ничего. И снова волнение, нервы, попытки найти хоть что-нибудь. Тогда Гаюс предположил, что возможно для поцелуя не хватает немного магии. И на второй день было решено обратиться к леди Моргане. Подопечная Утера любила Артура не меньше, хотя и всячески это скрывала, к тому же обладала магической силой, о которой сама пока не подозревала. Моргана от такой затеи отказаться не посмела. Но и на этот раз полный провал. Миф так и остался мифом, а принцу осталось жить чуть меньше суток. Больше вариантов не было. Даже Гаюс, человек, кажется, знавший абсолютно все, сложил руки.
А Мерлин… Мерлин не находил себе места от мысли, что Артур погибнет именно из-за него, что это он недоглядел, не уберег, слишком увлекся этими дурацкими выяснениями отношений и нелепой местью. Он попросил Гаюса лишь об одном, – отвлечь короля Утера, - после чего схватил несколько книг и выбежал.
Уже ближе к ночи он появился в комнате Артура и запер дверь изнутри. Устроившись рядом с кроватью и разложив книги, он несколько часов кряду лихорадочно их изучал, тщательно вычитывая страницу за страницей – ни одно из заклинаний не подходило, поэтому что-то он пытался комбинировать, менял слова, формулы, пытался придумать что-то своё, но принц продолжал лежать неподвижно.
Иногда Мерлин замирал и пристально следил за ним, только чтобы убедиться, что тот все еще дышит. И когда видел, как грудь принца снова еле заметно вздымается, возвращался к чтению. Ближе к утру он совсем отчаялся, извинялся, просил прощения, что не смог его на этот раз спасти, что если бы он мог вернуть время вспять, он бы обязательно изменил все. Говорил о том, что Артур за все это время стал ему не только другом, но и чем-то большим, что он не может сейчас умереть и у него великое будущее, что вся жизнь Мерлина без него станет бессмысленной. Когда солнце начало всходить, волшебник уже отчаянно шептал заклинания и целовал Артура – если для его исцеления нужна магия, он отдаст ему все свои силы. И неизвестно на какой по счету поцелуй, когда глаза Мерлина загорелись ярким золотом, Артур вздохнул и, наконец, зашевелился, пробуждаясь от очень долгого сна. Волшебник удивленно отстранился, не веря своим глазам и, когда убедился, что принц действительно оживает, тряхнул головой, в один момент подобрал все книги и вылетел из комнаты.

Наутро четвертого дня действительно случилось чудо – сэр Артур загадочным образом исцелился и чувствовал себя вполне бодрым, здоровым и чертовски голодным. И все бы ничего, но принц не мог никак успокоиться от смутного чувства, что это было далеко не чудо. Он точно помнил, что Аарин оказалась колдуньей, и ее намерение убить его не поддавалось сомнению. А значит, просто так он исцелиться не мог, поэтому он и пошел к Гаюсу за ответом. Врать лекарь не смог бы, даже если бы захотел – он совершенно точно дал понять королю, что лекарства от такого нет. Поэтому он рассказал историю о поцелуе и том, что его исполнила Моргана, а спустя всего сутки эффект был на лицо. Он попросил оставить это в секрете, потому что если Утер прознает, то обязательно обвинит свою подопечную в колдовстве, не смотря на то, что магии для обычного поцелуя не нужно, и тогда пощады не будет.

Заявившись в покои Морганы, Артур прошелся по комнате до окна и посмотрел на улицу. Ему всегда было очень тяжело говорить «спасибо» даже тем, кто спас ему жизнь. Вот и сейчас понадобилось немного времени, чтобы собраться с духом.
- Я рада, что тебе лучше, - решилась прервать неловкое молчание Моргана, с улыбкой посмотрев на гордого принца. Артур лишь глянул на нее в ответ и снова прошелся не спеша по комнате, дойдя теперь до комода и принявшись переставлять на нем какие-то вещи.
- Я хотел поблагодарить тебя, - наконец, отозвался Артур, повернувшись к Моргане, - ты спасла мне жизнь. Это… очень… благородный поступок с твоей стороны…
Моргана бы с удовольствием посмеялась сейчас над колебаниями принца и съязвила, как это делала обычно, было видно, как ей этого хочется, но сейчас она решила сдержаться и просто порадоваться тому, что Артур жив.
- Если бы понадобилось, я бы сделала это снова, не задумываясь, - Артур хотел было усмехнуться и сказать «ну да, делов-то – поцеловать», но не успел ничего сделать, как девушка взяла его лицо в ладони и мягко поцеловала. Принц немного опешил, не ожидая такого, но уже через несколько секунд нахмурился и, взяв ее руку в свою, поцеловал ладонь, поблагодарил еще раз и вышел.
Все бы ничего… но поцелуй был совершенно другим. Черт знает как, но он был в этом уверен. К тому же, он точно помнил, что слышал голос Мерлина, и это не было бредом, он готов в этом поклясться! А значит, Гаюс что-то не договорил…

- Гаюс, скажи правду, сейчас же, - потребовал Артур, вернувшись к лекарю в хижину.
- Что сказать? – удивленно откликнулся старик, глядя на принца.
- Как именно меня исцелили, - Артур говорил твердо, вот только Гаюс не понимал, что от него требовалось, он был убежден, что именно благодаря Моргане заклятие спало. Лекарь подозрительно покосился на Мерлина, у которого ложка с гулким стуком выпала из рук от такого заявления.
- Что-то не так, сэр Артур? – поинтересовался Гаюс, выведывая, откуда такое недоверие.
- Поцелуй… ты сказал, что меня исцелил поцелую. Я помню его, и это была не Моргана, так кто? – и снова их отвлек подавившийся супом Мерлин и усердно откашливающийся, чтобы не задохнуться и не помереть такой бесславной смертью.
- Возможно... – Мерлин снова кашлянул и прочистил горло, прикрывшись кулаком, прежде чем продолжить, - возможно тебе запомнился поцелуй Гвиневры, она тоже хотела помочь, а… мы… цеплялись за любой шанс, чтобы спасти тебя… - пояснил, запинаясь, волшебник и неуверенно улыбнулся, пожав плечами. Артур не верил не единому слову. Этот лопоухий слишком уж смахивал на хитрого проныру. Он посмотрел на лекаря, чтобы убедиться, что Гвиневра действительно к нему заходила.
- Да, днем ранее… но мы думали, что тебе стало лучше именно после поцелуя Морганы, - растерянно развел руками старик.
- Болваны! Почему не рассказали сразу?! – Артур выбежал из комнаты, хлопнув дверью.
- Мерлин? – обернулся к своему нахлебнику Гаюс, недоверчиво приподняв бровь. Парень в ответ лишь быстро замотал головой, дескать, он тут вообще ни при чем, ни при каких обстоятельствах, и он что? Он ничего! Честное магическое!

За ужином у Артура пропал аппетит. Опершись щекой о кулак, он уныло водил ложкой в тарелке супа, явно не собираясь есть.
- Что-то не так? –поинтересовался Мерлин, уже забывший обо всех неприятностях. Сколько их было в его жизни? О скольких этот осел даже не догадывается? Не пересчитать! Поэтому способность быстро отходить очень помогала юному волшебнику по жизни.
Артур перевел на него тяжелый взгляд и стукнул ложкой по днищу тарелки, шумно отодвигая посудину в сторону. Откинувшись на спинку стула, он скрестил руки на груди и уставился на своего слугу.
- Вот смотри. Вы утверждаете, что меня целовали только они, верно? – Мерлин нервно сглотнул, понимая, о чем сейчас пойдет разговор. Лучше бы он продолжал держать язык за зубами… Ну почему? Почему он не может вовремя промолчать?
- Да, сэр, так все и было!
Артур нахмурился еще больше.
- Но я совершенно ничего не помню!
- Не удивительно, - усмехнулся волшебник, - ты же был без сознания! Как ты можешь что-то помнить?
- Нет, я помню поцелуй, - уперто помотал головой Артур. «Вот баран» только и подумал Мерлин, решив замять этот разговор, не отвечая, - а еще я помню твой голос. И что-то о том, что ты сожалеешь, что на этот раз не смог меня спасти…
Мерлин замер столбом, удивленно посмотрев на Артура – как? Откуда он может это помнить? Он же был без сознания! Он вообще никак не реагировал! «Артур, ну почему ты такой проблемный?!»
- И еще что-то о том, что твоя жизнь без меня потеряет смысл…
Волшебник, припоминая все детали той ночи, краснел с каждой секундой все больше, осознавая весь ужас ситуации, а принц все не прекращал говорить.
- Это бред! – чересчур резко прервал мучительно медленную речь Мерлин, и потом начал неловко теребить рукав, - то есть… меня там не было, уверяю. Я пытался помочь Гаюсу найти травы… к тому же, невозможно что-то помнить, ты же был без сознания!
- Гаюс в первый же день сказал, что лекарства нет, - Артур внимательно глянул на слугу, не ожидав такого категоричного ответа, - ты, слуга, смеешь утверждать, что я не прав?
- Я лишь говорю, что это могли быть последствия отравления и бреда, - все так же немного запинаясь быстро выпалил Мерлин.
Артур фыркнул, задумался на несколько минут, и поманил его к себе.
- Подойди.
- Зачем? – Мерлин не собирался делать и шагу.
- Хочу кое-что проверить.
- Что?
- Это был приказ, Мерлин! – иногда неповиновение просто выводило Артура из себя! Этот наглый лопоухий идиот мало того, что периодически дерзил, так еще и не выполнял поручения самого принца Пендрагона! Где это видано?
- Прошу прощения, я забыл, у меня срочные дела!
- Мерлин! – Артур только и успел, что вскочить с места, а волшебник уже выбежал за дверь, и следом в стену полетела тарелка с супом, - да что на него нашло?

С тех пор, как произошел этот инцидент, Артур чувствовал себя очень странно. Ему казалось, что все вокруг от него что-то скрывают, что-то очень важное. Но никто не хотел рассказывать ему правду, и это злило!
- Мерлин! – наконец, он застал своего слугу, который последние пару дней тщательно старался свести их общение к минимуму. Тот как раз убирался в комнате принца, - Мерлин, какого черта я тебя нигде не могу найти?
Волшебник вздрогнул, оборачиваясь вместе с подушкой в руках, и автоматически отступил на несколько шагов назад, впечатываясь спиной в стену.
- Ты меня что, избегаешь? – сердито поинтересовался Артур.
- Н-нет, конечно нет! Просто дел много… - нервно улыбнулся в ответ Мерлин, виновато пожав плечами.
- Твоя главная обязанность – быть рядом тогда, когда мне это нужно. И то, что ты чем-то занят – не мои проблемы, ясно тебе? – Артур подошел ближе, остановился всего в паре шагов от волшебника и немного отвлекся, задумчиво посмотрев на его губы. У Мерлина аж во рту все пересохло, он совершенно точно понимал, что Артур хочет сделать, и чего совершенно нельзя было допустить! От одной мысли о том, что он узнает все, Мерлин краснел и впадал в панику! Поэтому когда Артур подошел еще немного ближе с явным намерением поцеловать парня, ему в затылок прилетел поднос. Хорошо, что тот слишком был увлечен своими мыслями и не заметил, как глаза Мерлина вспыхнули золотом.
Артур пошатнулся, схватившись рукой за голову, и удивленно оглянулся.
- Что за…
- Что?
- Ты это видел?
- Видел что?
- Это!
- «Это»?
- Мерлин! Поднос! Откуда он взялся?
- С того шкафа?
- Да, но как?
- Что как?
Артур злобно посмотрел на Мерлина, который так умело его бесил каждый раз.
- Ты идиот? Хотя чего я спрашиваю, конечно, ты идиот, да еще и бесполезный! - зло рыкнул юный Пендрагон и собрался уже совершенно точно продолжить начатое, как в затылок снова прилетело, но на этот раз вазой.
- Да что за черт?! – принц резко обернулся, но в комнате кроме них по-прежнему не было никого.
- Что?
- Заткнись!
- Да я и не говорю ничего…
- Мерлин, я тебя сейчас побью, - угрожающе проговорил Артур и жестом показал ему замереть, после чего пошел к шкафу, откуда вылетали все эти предметы, и как следует его осмотрел со всех сторон – ничего. Пусто, чисто, все как обычно.
- Это что-то… - Артур оглянулся к своему слуге, но его и след простыл уже, - да ты издеваешься надо мной?! Чтобы принц бегал за своим слугой? Мерлин, я тебя в темницу брошу!
Но понятное дело, что волшебник уже был далеко и ничего этого не слышал. Убегал так, что пятки горели!

Вроде бы инцидент был забыт, по крайней мере, Артур вел себя как обычно. Сегодня был день посвящения нового рыцаря, поэтому все готовились к церемонии и предстоящему маленькому торжеству. Мерлин помогал Артуру собираться и одеваться, воодушевленно рассказывая о том, каким храбрым себя показал тот человек, и что он поистине достоин этого звания. Артур же либо отмалчивался, либо поддакивал. А когда волшебник оказался достаточно близко, быстро подался к нему, чтобы поцеловать… но запутался в собственной мантии! Одному черту известно, что это был за порыв ветра такой внезапный, и как она умудрилась так перекинуться, что обмоталась вокруг лица Артура, но когда он раздраженно отдернул ткань, этого идиота слуги уже не было!
Артур улыбнулся и покачал головой – явно нехороший знак. Он уже потерял всякое терпение.
- Я убью тебя, Мерлин… - нервно усмехнулся принц и выбежал из комнаты следом.
Невероятно раздражающего волшебника он нагнал в коридоре, схватил за руку и, резко развернув, все-таки поцеловал, надежно прижимая к себе за талию второй рукой. На этот раз выбраться у Мерлина не получилось, а, спустя секунд десять, уже и не хотелось. Если раньше поцелуй был необходимостью, и ни о чем, кроме спасения жизни Артура он не думал, то теперь все совсем иначе.
Через пару минут Артур все же оторвался от губ парня – поцелуй действительно оказался знакомым.
- Это был ты, - тихо выдохнул принц, удивленно глядя на покрасневшего волшебника.
- Я… я случайно, я не хотел… я просто переживал... мы не знали, что делать… - начал было сумбурно оправдываться Мерлин, но его перебили.
- Так значит, ты отступаешься от своих слов? – Артур совершенно серьезно посмотрел на парня.
И вот тогда-то уже любые отговорки показались бесполезными, да и врать так откровенно прямо в лицо Артуру? Для него это, конечно, раз плюнуть – принц до сих пор не знал, что его верный слуга на самом деле маг. Но это была ложь необходимая. А зачем врать о том, что он действительно готов защищать и спасать Артура снова и снова? Наследник Камелота стал частью его судьбы и жизни, очень весомой частью.
- Нет…
- Хорошо, - довольно улыбнулся принц и отпустил, наконец, Мерлина, - остальное обсудим после. А сейчас… - Артур поправил рукав и с усмешкой осмотрел своего слугу, - иди и переоденься в костюм придворных слуг. Да, тот, что с перьями. И не заставляй себя ждать.
Волшебник только покачал головой, злобно бросив в спину уходящему наследнику «осел напыщенный!» и отправился переодеваться. Ничего не поделаешь, здесь и сейчас он лишь слуга, а не «великий волшебник Мерлин».


URL записи